БОРТЕВОЕ И КУЗОВОЕ ПЧЕЛОВОДСТВО ВЪ ОВРУЧСКОМЪ УѢЗДѢ, ВОЛЫНСКОЙ ГУБЕРНІИ

Стаття про бортництво на овруччині майже півтора сторіччя тому. Вийшла друком в другому томі “ТРУДЫ ИМПЕРАТОРСКАГО ВОЛЬНАГО ЭКОНОМИЧЕСКАГО ОБЩЕСТВА” в 1874 році

Въ концѣ марта мѣсяца, настоящаго года, я былъ приглашенъ однимъ помѣщикомъ овручскаго уѣзда завести у него пасѣку на раціональномъ основаніи, преимущественно въ рамочныхъ ульяхъ, Долиновскаго. Предварительно условились: его капиталъ, а мой трудъ, — доходъ же пополамъ, и на первый годъ— небольшое жалованье. Помѣщикъ обязанъ былъ купить для начала 100 колодъ пчелъ, и предпологалось размпожить пчелъ до 1000 пней; тѣ колоды, которыя имѣютъ вставное дно, предполагалось дѣлить искусственно, а въ которыхъ нѣтъ дна, — тѣ допустить роиться натурально и рои сажать въ рамочные ульи, а потомъ уничтожить совсѣмъ несносное, колодочное, хозяйство.

Я отправился, съ этою цѣлью, въ овручскій уѣздъ, радуясь, что случилось для меня полезное и любимое дѣло, но увы! оно не составлялось и вполнѣ оправдало поговорку— «человѣкъ предполагаешь, а Богъ располагаетъ»: намъ не удалось найти пчелъ въ ульяхъ для покупки[i]).. По правую сторону Житомира, на сѣверъ къ г. Овручу, начинаются непроходимые лѣса преимущественно сосновые, дубовые, есть также богатая, столѣтнія липы, —это первостепенное и драгопѣнное дерево, про которое извѣстно всѣмъ пчеловодамъ, насколько оно благопріятствуетъ своимъ медомъ, бѣлымъ, ароматическимъ, но, къ сожалѣнію, это любимое мое дерево имѣетъ множество врагов ь, и враговъ великихъ. Это — люди, и именпо люди, у которыхъ есть пчелы въ бортяхъ.

На пути мнѣ удалось видѣть, на границѣ житомирскаго и овручскаго уѣздовъ, по дорогѣ, идущей въ Овручъ, столѣтній сосновый лѣсъ, и почти въ каждой соснѣ борть съ пчелами.— Меня, какъ любителя пчелъ это заинтересовало; я остановился и пошелъ полюбоваться своими любимыми насѣкомыми; осмоттрѣлъ почти всѣ борти: много оказалось многомушныхъ семействъ, но въ особенности удивляло меня —какъ можетъ существовать столько бортей съ пчелами въ одномъ сосновомъ лѣсу, далекомъ отъ полей, на которыхъ могла бы пользоваться пчела гречихой, а медоносныхъ травъ здѣсь никто не сѣетъ. Впрочемъ, дѣло почти въ ту же минуту объяснилось. Вижу, ѣдетъ какой-то крестьянанъ съ дровами, но дрова — не какія-нибудь, а чистая липа. Послѣ взаимнаго, по обычаю, привѣтствія, язавелъ съ нимъ разговоръ насчетъ бортей и липовыхъ дровъ, и мой собесѣдникъ оказался пчеловодъ-бортникъ. Онъ мнѣ разсказалъ нѣкоторые пріемы бортеваго пчеловодства. Они не затруднительны, только сопряжены съ онасностію для жизни, потому что требуютъ большой ловкости и сноровки. Бортники хорошо знаютъ свою гимнастику, которая для нашего брата пчеловода, привыкшаго работать на землѣ, возлѣ ульевъ, совершенно недоступно, и намъ только остается пожелать долгой жизни старымъ, опытнымъ бортникамъ. Пріемы бортниковъ слѣдующіе: весною, бортникъ обязанъ влезть до каждой борти, развязать длинную обвязку, которою окутывается борть, чтобы теплѣе было зимою, — подчистить трупы пчелъ и два раза въ лѣто подобрать медъ; въ третій разъ, осенью, — обмазать и обвязать на зиму должен. —Этимъ кончается лѣтній трудъ бортника; зимою онъ наблюдаетъ изрѣдка, чтобы не попортили медвѣди ульевъ. Медвѣди-бортники, — такъ называютъ тамъ этихъ хищныхъ звѣрей, — малаго роста, имѣютъ способность лазить высоко па дерево, очень любятъ медъ; они много причиняютъ вреда бортовымъ пчеламъ.

Крестьяне своихъ бортовихъ деревьевъ не имѣютъ, но пользуются помѣщичьими деревьями, за что даютъ владѣльцамъ десятину, т.-е. десятую часть меда или десятую часть пчелъ. Съ хорошей борти, которая не роилась, можно, по разсказу бортника, нарѣзать меду отъ 30 до 40 Фунт., стало-быть можно получить дохода отъ 3-хъ до 4 руб., принимая при этомъ во вниманіе, что медъ ихъ самаго низкаго качества и дороже 4-хъ руб. нельзя продать пудъ такого меда.

Всѣ бортники жалуются что, считая съ 1830-хъ годовъ по настоящее время, пчелъ уменьшилось на половину. Дѣды и отцы ихъ продавали медъ по 4 р. ассигн.; а если по 5 руб., то эта была уже хорошая цѣна, воскъ же —отъ 20 до 30 коп. сер. за фунтъ, и то получали дохода больше, чѣмъ имѣется его въ настоящее время. По мнѣнію бортпиковъ-стариковъ, вмѣстѣ съ пчеловодствомъ упало и ихъ благосостояніе; пчеловодство служило большой поддержкой въ ихъ хозяйствѣ. Лѣса ежегодно уничтожаются, таютъ свѣчи и гибнетъ капиталъ; предупредить же это и пособить упадку нѣтъ возможности, ибо лѣса въ настоящее время — единственный источникъ дохода помѣіциковъ даже и въ тѣхъ мѣстахъ, которыя далеки отъ сплавныхъ рѣкъ и желѣзныхъ дорогъ. Если же и тутъ будетъ проведена желѣзная дорога, то она неизбѣжно поглотить остальной лѣсъ Волынской губерніи, и бортевое пчеловодство исчезнетъ окончательно.

Бортники при своихъ домахъ пчелъ не имѣютъ, да и не попимаютъ, какъ ухаживать за домашними пчелами. Они не знаютъ даже, какъ собирать рой и осадить ихъ въ улей. Есть такіе бортники, которые въ продолженіи своей жизни занимаются бортевымъ пчеловодствомъ но никогда не видали матки. Впрочемъ; у нѣкоторыхъ пмѣются и домашнія пчелы въ прадѣдовскихъ ульахъ; этими пчелами хорошо пользуются и получаютъ доходы, но такихъ пчеловодовъ называютъ колдунами.

Я спросилъ своего собесѣднива, гдѣ онъ нарубилъ липовыхъ дровъ? Онъ вовелъ мена на низменное мѣсто, гдѣ указалъ липовую рощу, которая оказалась почти отдѣльною отъ сосновага лѣса. Около четвертой части ея состояло изъ черемухи, также дающей много меду. Я съ удовольствіемъ смотрѣлъ на милую липу,сожалѣя, что эта часть лѣса не принадлежала мнѣ; —кажется, лучше предпочесть голодъ и другія лишенія, чѣмъ позволить, рубить липу, столь драгоцѣнную для пчелъ. Судя по пнямъ, можно было видѣть, канія были прежде толстая, чудесныя липовыя деревья, а теперь, хотя еще есть остатки такихъ липъ, уцѣлѣвшія отъ вражеекихъ рукъ, но ихъ очень мало, и стоять онѣ обнаженный, ободранныя на лубъ. Да и эти остатки рубятъ на дрова и лучину, для освѣщеиія, говоря, что она хорошо горптъ и не дымить. Мой собесѣдникъ-бортникъ показалъ мнѣ еще двухъ-вѣковую липу, которая уже дряхла и имѣетъ дупло. Въ немъ въ теченіи полутора вѣковъ водились пчелы, но теперь —увы!—и дупло раззорено. Когда эти дорогіе остатки будутъ уничтожены, то потомству не видѣть липы, не кушать и липоваго меда, потому что молодымъ липамъ не даютъ вырости, а тотчасъ обдираютъ ихъ на лыки, изъ которыхъ дѣлаютъ себѣ обувь, лапти. А сколько истребляется еще молодыхъ липъ на Троицынъ и Духовъ день, для украшенія избъ! Это старинное обыкновеніе наносить едва-ли еще не большій вредъ.

Самъ собесѣдвикъ мой, несмотря на свою неразвитость, выслушавъ мое объясненіе о пользѣ липовыхъ деревъ, со вздохомъ отвѣчалъ: «правда ваша, когда было больше липы, то у нашихъ отцовъ и у насъ было больше пчелъ, меду больше продавали и менѣе испытывали нуждъ». Я ему сдѣлалъ еще нѣсколько замѣчаній на-счетъ того, чтобы хотя самъ онъ не рубилъ липь и оставлялъ ихъ для своихъ пчелъ и затѣмъ говорилъ о томь; какъ легко можно перевести бортевыхъ пчелъ въ домашніе ульи, какъ ухаживать за ними. Я совѣтовалъ ему устроить для этого малороссійскіе ульи,— бездонки, навощить ихь и напитать растворомъ мелиссы съ медомъ, и поставить на деревья поблизости бортей. ‘Приготовленный такимъ образомъ, рой никогда не минуетъ улей, навѣрно сядетъ въ него и будетъ доволенъ евоимъ новымъ жилищемъ. По окончаніи взятка улей можно забрать домой и поставить возлѣ дома до большихъ морозовъ, потомъ спрятать въ погребъ (объ омшаникѣ по всему полѣсыо никто не имѣетъ даже понятія), а весною ставить возлѣ своего дома. Такимъ спос’обомъ они могли бы завести у себя въ ульяхъ пчелъ хорошей породы. Хорошо бы и намъ, украинцамъ, достать бортевыхъ пчелъ и подкрѣпить ими нашу обезсиливающую породу, хотя бы пришлось и дорого заплатить; бортевая пчела больше доставляете хозяину пользы, чѣмъ наша, она — въ состояніи долѣе переносить злоключеніе, имѣетъ острое обоняніе, дальше летаетъ за взяткомъ, сильно отражаетъ враговъ, чище содержитъ свое жилище; она сильно вспыльчива: терпѣть неможетъ, чтобы ходили около ея жилья, бросается шаговъ за 20 и встрѣчаетъ въ порядочномъ количествѣ человѣка или животное, чтобы не допустить его до своего жилища. И самому мнѣ не отказали въ гостеоріимствѣ любезныя лѣсныя медоносицы: изъ одной борти встрѣтило меня порядочное количество пчелъ и одна угостила меня жаломъ,что —говорю не шутя — доставило мнѣ особеннее удовольствіе.

Интересно видѣть, когда заблагоразсудится медвѣдику полакомиться въ лѣтнее время медкомъ. Жалобный ревъ поднимается на весь лѣсъ, когда пчелы начнутъ угощать его жалами. Бортникъ пользуется тогда случаемъ, спѣшитъ на ревъ медвѣдя и убиваетъ его. Нужно полагать, что медвѣди пользуются медомъ преимущественно зимою, т.-е. когда пчелы находятся въ полусонномъ состояніи. — Что касается наружности бортевыхъ пчелъ, то я поймалъ на лету одну пчелу, всмотрѣлся въ нее со вниманіемъ и нашелъ, что она цвѣтомъ чернѣе нашей украинской, или малороссійской.

Насладясь разными разсужденіямн съ бортникомъ, я даль ему два экземпляра статеекъ о пчеловодствѣ, которыми меня наградило въ настоящемъ году И. В. Э. Общество, и просилъ, чтобы ему и прочимъ бортникамъ кто-нибудь изъ людей грамотныхъ читалъ эти книжки почаще. Трудно впрочемъ увѣрить ихъ —«что хорошо, что дурно»; они имѣютъ свои прадѣдовскія предубѣжденія; на нихъ ничто не дѣйствуетъ, — ни слово печатное, ни наставленіе.

Дальше желалъ бы я обратиться с сердечной просьбой къ лѣсовладѣльцамъ. Ужъ если они хотятъ продавать свои лѣса евреямъ, то пусть пожалѣютъ свои и крестьянскія борти съ пчелами. Съ нихъ они всегда получать десятину медомъ. Съ каждой борти на-кругъ можно нарѣзать меда около пуда, а за десятую часть этого количества, считая по самой дешевой цѣнѣ — за Фунтъ по 12 1/2 коп., — получится еъ каждой борти годоваго дохода 50 коп., борть можетъ просуществовать лѣтъ 50 и дать слѣдовательно, за это время дохода около 25 руб. Если же лѣсъ продавать, то за каждую борть получится не болѣе 2 руб. Притомъ, борти еще годятся для сѣмянъ и часто могутъ простоять еще долго— до того, что дождутся молодыхъ доревьевъ, которыя тогда замѣнятъ своихъ родителей. Такимъ порядкомъ бортевое пчеловодство не прекратилось бы, доставляя лѣсовладѣльцамъ постоянный и значительный доходъ, но только нужно щадить борти въ настоящее время и принять за строгое правило никогда не продавать ихъ на срубъ, ибо это не дерево, а капиталь для потомства и отечества.

Здѣсь можно поставить въ примѣръ одного лѣсовладѣльца кіевскаго уѣзда, колл. сов. г. Дашкевича, съ разсчетомъ и пользою распорядившегося, чтобы изъ проданнаго имъ лѣса (болѣе 200 десят.) борти были оставлены. Дай намъ Богъ побольше лицъ, подобныхъ г. Дашкевичу.

Внутри овручскаго уѣзда бортей очень немного. Крестьяне и шляхта занимаются здѣсь такъ-называемымъ кузовымъ пчеловодствомъ — безалаберным до-нельзя. Приготовляютъ изъ какого-бы-то ни было дерева колоды и ставятъ ихъ на деревья; иногда же дѣлаютъ на деревѣ полъ изъ досокъ и ставятъ колоды группами.— Дѣлаютъ это предъ ройкою, и больше не заботятся ни о чемъ; сядетъ-ли рой, или нѣтъ — дѣло судьбы! Предъ праздникомъ преображенія кузовые пчеловоды обходятъ свои колоды съ ножемъ и куревомъ; гдѣ рой сѣлъ — тамъ забираютъ у него половину заноса, не щадя даже дѣтвы, а о томь, что останется для пчелъ на зиму—не заботятся, лишь-бы побольше взять меда. Такимъ образомъ часть пчелъ гибнетъ отъ голода; а рядомъ съ нимъ идетъ еще и другая бѣда —«гнилецъ», почти неизлечимый, происходяший, какъ я думаю, отъ безалабернаго ухода. Здѣсь нѣтъ обычая обойти и осмотрѣть пчелъ рано весной, при первой теплой погодѣ, послѣ весенняго пролета. Живыхъ слѣдовало бы очистить отъ сора и труповъ, а умершихъ убрать съ колодами, но ничего подобнаго здѣсь не дѣлается. Послѣ пролета пчелы, разумѣется, тотчасъ ищутъ поживы, бросаются по колодамъ и, отыскавъ погибшія семьи, собираютъ остатки прокисшаго меда, отъ котораго и заболѣваютъ. Зараженныя семейства, не будучи въ состояніи себѣ пособить, очистить гнѣздо отъ погибшей дѣтвы, принуждены оставлять свой запосъ съ медомъ и гнилой дѣтвой разнаго возраста. Они присоединяются къ другимъ пчеламъ, здоровымъ и богатымъ, а между тѣмъ оставшаяся колода привлекаетъ пчелъ, которыя разносятъ заразу далѣе. Такимъ образомъ у кузовыхъ пчеловодовъ не бываетъ счастливаго года: гнилецъ убиваетъ половину семейства, другую часть уничтожаетъ голодъ, едва четверть всего количества, бнвшаго осенью, остается жить на лѣто. Сколько я не старался познакомить кузовыхъ пчеловодовъ съ толковой методой пчеловодства, но они слушаютъ такъ, какъ будто бы говоришь имъ что-нибудь небывалое; отъ нихъ только и отвѣта, что «да наши отцы этого не дѣлали, а медъ ѣли и пили». Некоторые здѣшніе пчеловоды, впрочемъ, спасаютъ своихъ пчелъ отъ гнильца тѣмъ, что, услышавъ зловоніе въ ульѣ, подрѣзываютъ заносъ сильно, почти до меда, и выбрасываютъ всю погибшую дѣтву, — убивая такимъ образомъ въ зародышѣ опасную болѣзнь. Такіе опытные старики однако — рѣдкость на полѣсьѣ.

Удивительно, что бортевня пчелы почти никогда не подвергаются гнильцу, быть можетъ потому, что имѣють лучшее обоняніе и неберутъ той пищи, которая испорчена. Есть в ь овручскомъ уѣздѣ м. Искороеть, очаровательное своим, мѣстоположеніемъ и скалами надъ рѣкою «Ужъ». Здѣсь, въ большой скалѣ живутъ пчелы, по разсказамъ стариковъ, болѣе 200 лѣтъ; онѣ ежегодно роятся и даютъ рои не какіе-нибудь, а приблизительно величиною, какъ сказываютъ, до 10-ти гарнцевъ. Интересно-бы добыть изъ скалы медъ п свѣсить, но не такъ легко достать эту древность: много нужно истребить пороху. Удивительно, что эти обитательницы камепной норы не теряютъ своихъ матокъ, и всегда находится въ нормальномъ состояніи.

Александр Новицкій.
село Болсуновъ, овручскаго уѣзда, Волынской губерніи

[i] *) Можно было бы купить бортевыхъ пчелъ и, въ началѣ главнаго взятка, выломать гнѣзда и перенеоти ихъ, вмѣстѣ съ семьями, въ рамочные ульи. А. Б—еъ.