Из топографіи г. Овруча. Въ эпоху до Второй половины XVI Вѣка. | Я. В. Яроцкій.

Участниками экскурсіи Городецкаго музея, устроенной барономъ Ѳ. Р. Штейнгель въ 1900 г., осмотрѣны были, между прочимъ, памятники старины въ г. Овручѣ и записаны сообщенія мѣстныхъ жителей относительно различныхъ обстоятельствъ и преданій, стоящихъ въ томъ или иномъ отношеніи къ древностямъ этого города.

Такія сообщенія, неимѣющія большей частью никакой внутренней связи, могутъ получить извѣстный интересъ. лишь будучи сопоставлены съ указаніями актовъ и ииыхъ историческихъ источниковъ, а также съ иаблюденіями, которыя были сдѣланы экскурсантами при обозрѣніи города. Привесть въ нѣкоторую связь отрывочныя замѣтки объ Овручѣ, набросанныя въ 1900 г. и нѣсколько пополненныя въ 1901 г., составляетъ единственную цѣль настоящаго иебольшаго очерка.

Центромъ, гдѣ сосредоточивалась историческая жизнь г. Овруча, по крайней мѣрѣ съ конца XV вѣка, была, несомнѣнно, замковая гора. Впрочемъ она, можетъ быть, служила еще во времена доисторическія стоянкой людей каменнаго вѣка, судя по находкамъ, доставленнымъ въ музей Кіевскаго университета г. Ставровскимъ [1]. Возможно также, что въ древне-княжескую эпоху тамъ находилось городище [2]. Во время литовскаго, а затѣмъ и польскаго владычества на горѣ былъ замокъ, центръ управленій всей округой; въ предѣлахъ замковыхъ укрѣпленій находились: то православная церковь во имя св. Космы и Даміана, упоминаемая въ люстраціи 1552 г. [3], то съ XVII в. іезуитская коллегія, смѣнившаяся затѣмъ базиліанскимъ монастыремъ [4]. Въ настоящее время замка нѣтъ, но па горѣ высится православный Соборъ. Словомъ передъ нами рядъ историческихъ наслоеній, налегавшихъ другъ на друга въ теченіе вѣковъ.

Являясь возвышенностью. доминирующей надъ всѣмъ Овручскимъ островомъ [5], замковая гора можетъ быть хорошо разсмотрѣна съ различныхъ пунктовъ; болѣе всего, однако, она привлекаетъ взоръ путника, подъѣзжаюіцаго къ Овручу но житомірскому почтовому тракту. Кстати сказать, вся древнѣйшая часть города отлично видна, если стать возлѣ старой часовенки на Заручайскомъ кладбищѣ [6]; оттуда можно совершенно ясно различить: Никольскую церковь, римско-католическій костелъ, развалины храма св. Василія, Заручайскую церковь, замковую гору съ соборомъ, а внизу, не доходя до горы, надгробный памятникъ опата Овручскаго Іосафата Сѣдлецкаго [7]. Съ Кіевскаго „шляха” Овручъ тоже недуренъ: онъ развернулся въ одну линію, которую на сѣверо-востокѣ замыкаетъ зданіе тюрьмы, а на юго-западѣ тѣ же развалины древняго храма и та же замковая гора съ соборомъ.

Гора эта расположена между ручьемъ Вручаемъ и рѣчкой Норынью, въ непосредственной близости къ первому и на нѣкоторомъ разстояніи отъ второй. По определенно люстраціи 1519 г., рѣка Норынь „притекла подъ замокь якобы на стрелбы з шарпетины надъ великомъ болотомъ“. Теперь болота нѣтъ; но за прежнее его сущеетвованіе служать порукой низменныя, глинистыя, лишенныя растительности, топкіе берега мутной, невзрачной Норыни [8]; нѣтъ и лѣсовъ, которые когда то тянулись отъ самой Норыни на шесть миль къ югу до р. Уши [9]. Въ старину, конечно, и Вручай, протекающей подъ самой горой и омывающій ея подошву съ 3. 10. 3., не былъ такимъ жалкимъ ручейкомъ, какъ теперь.
Замковая гора довольно высока. Если измѣрять ея скаты по линіи наклона, то получаются приблизительно такія цыфры: съ южной стороны 12 саж. 2 фута, съ сѣверной—4 саж, съ восточной—7 саж. 4 фута, съ западной—10 саж. При измѣреніи по отвѣсу получатся, конечно, менынія высоты: на югѣ—10 саж. 8 фута, на сѣверѣ—3 саж., на востокѣ—6 саж. 4 фута, на западѣ 8 саж.

Люстрація 1552 г даеть нѣсколько иныя цыфры; по ея словамъ; замковая гора отъ воротной вежи (donjon) имѣетъ 15 саж. высоты, отъ р. Норыни—16 саж, со стороны Вручая—15 саж., и съ четвертой стороны отъ „места»—10 саженъ [10]. Впрочемъ, въ данномъ случаѣ разница въ абсолютной величинѣ двухъ рядовъ чиселъ менѣе важна, чѣмъ нѣкоторое относительное между ними сходство, указывающее, что склонъ горы всего ниже на сѣверѣ „къ месту”, а выше всего на югѣ, къ Норыни; воротная вежа, отъ которой производили свое измѣреніе люстраторы, была тогда, по видимому, гдѣ то на восточной сторонѣ горы.

Отъ сосѣднихъ хслмовъ замковая гора отдѣляется довольно глубокими рвами; на днѣ одного изъ нихъ протекаетъ Вручай; другой отдѣляетъ гору отъ холма, гдѣ находится двухклассное городское училище, усадьбы Косинскаго и Моргулиса; третій, наконецъ, расположенъ между замковой горой и возвышенностью, гдѣ стоятъ римско-католнческій костелъ и Никольская церковь.

Чорезъ послѣдиій нзъ назваиныхъ рвовъ, говорять, существовать нѣкогда мостъ, отъ котораго, впрочемъ, теперь не сохранилось никакихъ слѣдовъ. Другоіі мостъ на кирпічныхъ устояхъ велъ отъ замковой горы къ усадьбѣ нынѣшняго двухкласснаго училища, т. е. къ мѣсту, гдѣ прежде’ находился „дворъ его королевской милости”, и гдѣ до сихъ пор сохранился одинъ нзъ кирпичныхъ столбовъ. Co стороны замковой горы примыкали къ мосту мурованые погреба, въ которые, по преданію, сажались на „покуту” провинившійся базиліанскіе монахи. Одна деревянная оконная рама съ углублениями для болтовъ стоить и до сихъ поръ на своемъ мѣстѣ. Видны также арки, изг которыхъ средняя провалилась; видѣнъ нзъ погребовъ и ходъ иодъ замковую гору. Одно нзъ развѣтвленій такнхъ иодземныхь ходовъ направляется также къ западному склону горы и почти доходить до колодца, расположеннаго у ея подошвы и до сихъ норъ иногда называемаго колодцемъ Павши (срав. Акты 10. и 3. Россіи I, 17S—9). При работахъ, производившихся въ той части зданій на замковой горѣ, гдѣ теперь помѣщается казарма, была найдена съ южной стороны фундамента дверь, обитая жестью; за дверью, впрочемъ, не оказалось ничего, кромѣ земли.

Весьма возможно, что замковая гора входила въ составь древняго Вручая еще въ X в. Но ни прямыхъ, ни косвенныхъ указаній на это не имѣется, если не видѣть такого указанія въ самомъ имени города, бывшаго, несомнѣнно, на берегу ручья того же названій. Вообще, относительно Овруча, въдревнѣйшую пору его существованія мы знаемъ такъ мало, что не можемъ, напр., сказать, гдѣ находился ровъ, черезъ который былъ переброшенъ „мостъ ко вратамъ граднымъ”, тотъ мостъ, откуда свалился въ „дебрь” князь Олегъ Святославичъ [11]. Съ другой стороны нелишено нѣкотораго основанія предположеніе, что въ XII в. городъ, во всякомъ случаѣ, охватывалъ тѣ холмы, на одномъ изъ которыхъ находятся развалины храма св. Василія, построеннаго, вѣроятно, княземъ Рюрикомъ Ростиславичемъ [12]

Трудно сказать что либо опредѣленное о времени возпикновешя самаго замка; для этого, кажется, нѣтъ положительныхъ данныхъ. Докторъ Антоній І., впрочемъ, утверждаетъ, будто замокъ, сгорѣвшій въ первой половинѣ XVI в., былъ построенъ Витовтомъ [13]. Несомнѣнно, замокъ существовалъ уже въ концѣ XIVа в., [14] но первымъ и единственнымъ его описаніемъ въ болѣе древнемъ видѣ пока является отрывокъ люстраціи 1519 года; [15] всѣ остальныя люстраціи и случайныя упоминанія въ актахъ относятся уже къ замку, вновь отстроенному въ началѣ пятидесятыхъ годовъ старостою паномъ Есифомъ Халецкимъ [16].

Упомянутый отрывокъ даетъ, однако, самыя скудныя свѣдѣнія о замкѣ: опредѣливъ рѣками положеніе „места”, указавъ на валъ и острогъ, которыми городъ обнесенъ съ трехъ сторонъ, насчитавъ при этомъ четыре „воротныя брамы” и шесть „баштъ”, люстраторы констатируютъ фактъ существованія трехъ большихъ замковыхъ „вежъ“т весьма удобно устроенныхъ въ цѣляхъ обороны всего города. Возлѣ замка на большой горѣ, продолжаютъ люстраторы, находится королевскій дворъ, защищенный дубовымъ и сосновымъ палисадомъ; во дворѣ устроены потайники къ водѣ, хранятся шарпатины и гаковницы, а также „всякая бронь огниста замкова з кулями и порохомъ“; возлѣ королевскаго двора тоже на горѣ расположенъ разрушенный Васильевскій храмъ. Повидимому, люстраторы 1319 г. не удѣляютъ преимущественнаго вниманія замку, разсматривая его, какъ одно лишь изъ укрѣпленій, защищающихъ городъ; кажется, что и въ адмипистратнвномъ отношеніи замокъ пока еще стоитъ на второмъ планѣ; боевые припасы хранятся не въ замкѣ, а на королевскомъ дворѣ [17].

Во всякомъ случаѣ холмъ, расположенный къ востоку отъ замковой горы, заслуживаете нѣкотораго вниманія [18] Нѣтъ ничего невѣроятнаго въ предположеніи, что раньше тамъ былъ княжескій дворъ и не только князей литовскихъ, но, можетъ быть, и русскихъ, при чемъ въ пользу такой гипотезы говорить и полная въ данномъ случаѣ естественность перехода княжескаго двора въ королевскій, и близкое сосѣдство развалинъ храма св. Василія, этого единственнаго въ Овручѣ памятника древне русской княжеской эпохи. Нельзя не пожалѣть, что до сихъ поръ никѣмь не издана люстрація Овруча 1622 года, въ которой подробно описаны постройки, бывшія тогда на королевскомъ дворѣ [19]; возможно, что въ упомянутой люстрацін содержатся случайно указанія, полезный при изслѣдованіи вопроса о значеній, какое этотъ дворъ могъ имѣть также и во времена, болѣе отдаленныя.

Если даже на основаній данныхъ, извѣстныхъ намъ о замковой горѣ и смежномъ съ нею холмѣ, нельзя сдѣлать положительныхъ выводовъ относительно топографів Овруча въ древнѣйшую эпоху, то мѣсто, занимаемое развалинами храма св. Василія, вмѣстѣ съ названіемъ города [20] даютъ во всякомъ случаѣ довольно солидную фактическую основу для утвержденія, что въ княжескую эпоху важнейшая часть города находилась на холмахъ, расположенных вдоль южной его окраины, обращенныхъ своими крутыми склонами къ р. Норыни и тянущихся на западъ или, вѣрнѣе, юго-западъ отъ того мѣста, гдѣ развалины храма до самаго Вручая. Повидимому, въ XVII в., а можетъ быть и гораздо раньше, холмы эти находились внѣ того вала и острога, которыми окруженъ быль городъ [21], расположенный непосредственно къ сѣверу отъ замковой горы.

Установивъ, такимъ образомъ, совершенную недостаточность извѣстій объ Овручскомъ замкѣ и королевскомъ дворі въ разематриваемую эпоху, мы перейдемъ къ другимъ древнѣйшимъ постройкамъ и прежде всего къ храму св. Василія. Ограничиваясь, главнымъ образомъ, передачей нѣкоторыхъ личныхъ наблюденій, мы не станемъ вдаваться въ подробное описаніе памятника, уже не разъ послужившего предметомъ изученія для спеціалистовъ по иеторіи древней русской церковной архитектуры. Замѣтимъ, что въ началѣ XVI в. отъ этого храма оставались лишь развалины [22]; слѣдователыю, всѣ позднѣйшія упоминанія актовъ [23] относятся не къ этой церкви, а къ другой, деревянной, которая, по словамъ г. Теодоровича [24], нѣсколько разъ была возобновляема и находилась гдѣ то возлѣ или даже среди развалинъ каменнаго храма.

Размѣры послѣдняго очень невелики: опъ занимаетъ площадь около 10 саж. въ длину, около 7 въ ширину. Колонны, изъ которыхъ сохранились лишь двѣ, соединенный со стѣнками апсидъ, а также слабые слѣды, по которымъ можно опредѣлить мѣста, гдѣ стояли еще двѣ свободные колонны,— позволяютъ думать, что ими храмъ дѣлился на три корабля, заканчивавшіеся въ восточной части тремя апсидами [25], изъ которыхъ средняя служила, конечно, алтаремъ; ея внутренняя дуга болѣе 4 саж.; изъ боковыхъ сохранилась лишь сѣверная, а южная апсида полуразрушена. Продольная ось храма на востокѣ уклоняется нѣсколько къ сѣверу отъ линіи OW., взятой по компасу. Кромѣ апсидъ сохранилась еще сравнительно хорошо сѣверная стѣна съ боковымъ входомъ; отъ западной стѣны уцѣлѣла лишь небольшая часть; южная же совсѣмъ уничтожена временемъ. Оконъ въ апсидахъ было десять; одно въ южной обвалилось; въ средней шесть оконъ; въ боковыхъ было по два. Сохранилась еще оконная амбразура въ сѣверной стѣнѣ. Ширина нижняго внутренняго края амбразуръ болѣе аршина; щеки ихъ сходятся внутри [26], а затѣмъ расходятся наружу уступами. На щекахъ оконъ замѣтны очень красивые арабески растительнаго орнамента; въ нѣкоторыхъ мѣстахъ также сохранились слѣды етѣнной живописи: въ лѣвомъ притворѣ они почти изгладились; болѣе ясны вверху на сводѣ купольной арки надъ алтаремъ, гдѣ справа находится полустертое изображеніе святаго, а посрединѣ крестъ въ кругу. Отъ купольной части уцѣлѣли двѣ арки: меньшая надъ сѣверной апсидой и большая надъ алтаремъ;: въ меньшей аркѣ двѣ амбразуры, въ большей—четыре, изъ которыхъ одна задѣлана въ поздиѣйшее время. Въ сохранившейся верхней части сѣверной стѣны замѣчается довольно узкій, но високій продольный просвѣтъ, вродѣ очень узкаго коррндора,. основапіе котораго находится почти на одномъ уровнѣ съ нижними точками соединенія купольныхъ. арокъ и стѣнъ. Въ той же стѣнѣ, возлѣ средняго. изъ ея трехъ колонносбразпыхъ выстуиовъ,. съ восточной стороны послѣдняго, виденъ узкій и выеосокій поперечный просвѣтъ или полуокно. Весьма типичными для постройки византійскаго стиля надо признать выступы стѣнъ съ наружной стороны, состояние изъ пяти или трехъ (между оконными просвѣтами) изящныхъ сливающихся другъ съ другомъ. кол ннокъ. [27]

Кладка храма состоять изъ кирпичей неодинаковой толщины и длины. На закругленіяхъ они длинѣе. [28] Связывающимъ матеріаломъ служить розоватая цемянка, положенная довольно толстыми пластами, тянущимися, большей частью, безъ перерыва отъ одного изгиба стѣны до другого. Въ кирпичную кладку вкраплены безъ всякой, невидимому, симметріи довольно большіе, неправильной формы куски твердаго камня [29], а также вдѣланы голосники, т. е. горшки, служащіе для резонанса. [30]

Кромѣ храма св. Василія въ Овручѣ существовали еще церкви, перечень которыхъ можно легко составить по люстраціи 1552 г.,-а именно; 1) Воскресенская, 2) Ильинская, 3) св, Іоакима и Анны, 4) Никольская, 5) Пятницкая, 6) Михайловская, 7) св. Косьмы и Даміана, кромѣ того были еще монастыри: Пречистенскій и Спасскій. Несомнѣнно, что многіе изъ этихъ храмовъ, если только не всѣ, построены раньше XVI в. [31], хотя время ихъ сооруженія и остается неизвѣстнымъ. Весьма трудно, а то и прямо невозможно, составить себѣ понятіе о томъ, гдѣ находилось большинство изъ нихъ. Если, напр., мы знаемъ, на основаній положительиыхъ указаній историческихъ документовъ, что церковь св. Косьмы и Даміана была въ замкѣ, а св. Пречистое за рѣчкой Вручаемъ, то мы, съ другой стороны, находимся въ полномъ невѣдѣніи относительно того, гдѣ могла, быть, напр., церковь св. Иліи или св. Михаила. Попытаемся, однако, разобраться, по мѣрѣ возможности, въ тѣхъ довольно скудныхъ данныхъ, какія удале сь собрать по этому вопросу во время экскурсій 1900 и 1901 г.г.

Пречистенскій, иначе Заручайскій, монастырь Успенія Пресвятой Богородицы находился, приблизительно, тамъ, гдѣ теперь Успенская церковь. Церковь эта, однако, новѣйшаго происхожденія; она возникла путемъ передѣлки [32] прежней базиліанской постройки 1738 года. Постройка служила жилымъ помѣщеніемъ, такъ какъ раньше тамъ, гдѣ теперь алтарь, была кухня. Возлѣ современной церкви можно, всетаки, найти слѣды строєній болѣе древнихъ. Такъ, на площадкѣ, расположенной къ ВСВ отъ церкви можно замѣтить яму, образовавшуюся, повидимому, вслѣдствіе провала. Спустившись въ нее, попадаешь въ довольно большое помѣщеніе, тянущееся къ С.З. Сводъ подземелья, отчасти уже обрушившійся, поддерживала кирпичная колонна.

Вѣроятно, надь подземельемъ находилось прежде какое либо зданіе, быть можетъ монастырская церковь. Правда, она, какъ хорошо извѣстно, была деревянной [33], но могла имѣть каменный фундаментъ. Не слѣдуетъ. однако, упускать изъ виду, что в концѣ XVII в. сознавалась необходимость возобновленія монастыря [34], при чемъ совершенно неизвѣстно, имѣло-ли такое сознаніе какіе либо практическіе результаты; слѣдовательно, всякое положительное сужденіе въ данномъ случаѣ будетъ по меньшей мѣрѣ преждевременнымъ. Затѣмъ, судя по словамъ Овручскихъ старожиловъ, недалеко отъ нынѣшней Успенской церкви, черезъ дорогу, шагахъ въ 12-ти отъ памятника опата I. Сѣдлецкаго, была еще церковь во имя св. Ѳеклы. Настоятель Успенской церкви помнить далее существованіе креста, вѣроятно
на томъ мѣстѣ, гдѣ раньше находился престолъ. Никакіѵхъ упоминаній въ историческихъ источникахъ о церкви св. Ѳеклы, повмдимому, нѣтъ; возможно однако, что такимъ образомъ переименована была во время уніи какая либо православная церковь. Во всякомъ случаѣ выяснить отношеніе этой церкви къ Пречистенскому монастырю пока нѣтъ никакой возможности.

Что касается Спасскаго монастыря, существованіе котораго, кстати сказать, въ достаточной степени засвидѣтельствовано актами [35], то мѣсто его нахожденія, или точнѣе, мѣсто, гдѣ стояла „Спасская каплица” на развалипахъ прежняго монастыря, обозначено на планахъ города Овруча, составленныхъ въ 1820, 1887, 1849 и даже позднѣйшихъ. Очевидно, монастырь расположенъ былъ на той же возвышенности, что и Васильевская церковь [36] и на такомъ же, приблизительно, разстояніи къ Ю.-В. отъ послѣдней, на какомъ къ С.З. отъ нея находится нынѣшнее уѣздное казначейство. Старожилы помнятъ еще каплицу; о дальнѣйшей ея судьбѣ разныя лица повѣствують неодинаково: согласно одной версій, каплица, вмѣстѣ съ принадлежащей ей землей, была продана какому то ксендзу, приказавшему снесть это зданіе; согласно другой.—кпрпичъ каплицы пошелъна постройку той часовни,  которая теперь стоитъ возлѣ храма св. Василія. [37]

Нѣкоторыя предположенія въ томъ же родѣ возможны еще относительно церквей Никольской и Пятницкой.

Нынѣшняя Никольская церковь построена въ 1748 г. Старая была въ сосѣдней усадьбѣ, гдѣ теперь канцелярія уѣзднаго предводителя дворянства; по крайней мѣрѣ тамъ, при копкѣ земли подъ фундаменти какой то постройки или ямы для ледника, обнаружены, по словамъ мѣстныхъ обывателей, подземелья съ гробами и костяками. [38] Если такой разсказъ вѣренъ, то онъ вполнѣ согласуется съ извѣстнымъ фактомъ, что въ 1699 г. доминиканцы захватили земли, принадлежавшія Овручской архимандріи, въ томъ числѣ часть погоста церкви с. Николая и мѣсто, гдѣ нѣкогда стояла Пятницкая церковь. [39]

Вѣроятио, что и церковь св. ІІараскевіи или Пятницкая также находилась гдѣ то неподалеку отъ костела. Указываютъ даже болѣе точно ея мѣсто, а именно тамъ, гдѣ теперь возлѣ костельной усадьбы находятся лавки съ товарами.

Остается сказать еще нѣсколько словъ о Воскресенской церкви, единственной, прежнее мѣстонахожденіе которой счелъ возможнымъ указать г. Теодоровичъ и при томъ весьма положительнымъ образомъ, не упоминая, кь сожалѣнію, объ источнпкѣ

своихъ свѣдѣній. По словамъ г. Теодоровича церковь эта находилась въ предѣлахъ той усадьбы, въ которой помѣщается теперь уѣздное казначейство. [40] Однако, въ пользу такого утвержденія говоритъ лишь существованіе подваловъ, замѣченныхъ во дворѣ усадьбы, благодаря совершенно случайному обстоятельству: туда провалилась какъ то лошадь.

Во всякомъ случаѣ, какъ бы ни были гадательны многія изъ высказанныхъ здѣсь предположеній относительно прежнихъ Овручскихъ церквей, тѣмъ не менѣе довольно нагляднымъ представляется тотъ фактъ, что всѣ эти древніе храмы помѣщаются преданіемъ, и при томъ часто въ полномъ согласіи съ указаніями актовъ, или въ онредѣленной выше древнѣйшей части города, или въ районѣ, непосредственно къ ней ирилегающемъ съ сѣвера. Вообще, ростъ города, часто, впрочемъ, прерывавщійся насильствеынымъ путемъ, подвигался съ древнѣйшихъ поръ по оси, тянущейся съ Юга на Сѣверъ.

 


ПРИМЕЧАНІЯ

  1. Г. Ставровскимъ были найдены кремневый отбпвныя орудія, пряслицы и куски фіолетоваго шифера.
  2. Къ числу находок, попадающихся на замковой горѣ и относящихся къ этой эпохѣ, принадлежать обломки браслетовъ изъ цвѣтнаго стекла.
  3. Арх. Юго-Зан. Рос. 1Ѵ/І, 35. Люстрація безъ хронологической даты. Относится скорее всего къ 1552—3 г.г.. но ни въ коемъ случаѣ къ 15-45. которым ь она датирована въ этомъ изданіи.
  4. Въ 1901 г. на горѣ найдены: кафель, куски глпнянаго орнамента съ зеленой поливой и глиняная вазочка, орнаментированная рельефными изображеніями цвѣтовъ и листьевъ. Предметы эти, невидимому, относятся къ концу XVII или къ XVIII в.
  5. Т. е. болѣе возвышеннымт. мѣстомъ. окруженнымъ болотами и рѣкамн.
  6. Въ часовни можно видѣть нѣсколько интересных предметовъ уніатской старины, между прочнмъ, иконы и небольшую деревянную статуэтку, изображающую Спасителя.
  7. Въ востечномъ углу стараго кладбища черезъ дорогу противъ Заручайской церкви видънъ разрушающийся кирпичный памятникъ. Ha немь можно разобрать лѣпныя украшенія, изображающія: кардинальскую шляпу, пастырскій жезль, митру и городскія башни, а подъ нзображеніямп надпись: Jozafat Siedleeki z: s: b: w: opat owrucki.
  8. Еще въ началѣ сороковыхъ годовъ прошлаго вѣка Липинскій пишеть, что Овручъ, совершенно недоступенъ ни весной, нп осенью, вслѣдствіе окружающих его болотъ. Bal. і Lip. Star. Pol. II. 542.
  9. Река Норыни, которая прилегла под замокъ, якобы стрельбище отъ замку: около ее болото, лесомь заросло на шесть миль унизъ, ажт. до реки Уши, а сверху, отколь устала тая река, осмь миль обаполъ ее болота: нигде переезду неть, аж черезъ греблю под местомъ”. Такт, говорить люстрація 1552 г.
  10. Разница въ цыфрахъ люстраціи и полученных въ настоящее время довольно велика: кромѣ того, въ данномъ случае съ трудомъ можно допустить, чтобы со второй половины XVI в. сдѣлан была сколько нибудь значительная нивеллировка горы, коснувшаяся краевъ ея верхней площадки, если предполагать такую нивеллировку при постройкѣ іезуитскаго коллегіума, и средней части этой площадки, если она была сравнена при передѣлкѣ прежнихъ іезуитскихъ и базиліанскихъ зданій, такъ какь замокъ, разрушился лишь въ ХІХв., т. е. тогда, когда уже существовали тѣ постройки, большая часть которыхъ, сохранилась до сихъ поръ, хотя и въ передѣланномъ видѣ.  Другими словами, средина верхней площадки была сравнена, вѣроятно, въ XVII в., а края лишь въ XIX при постройкѣ собора.
  11. „Побѣгъшю же Ольгу с вои своими въ градъ, рекомый Вручій, бяше чересъ гроблю (ровъ) мост ко вратам градным, тѣснячеся друг другу пихаху в гроблю: и спехнуша Ольга с моста в дебрь; падаху людье и удавиша кони человѣки”. Лавр. л. 73.
  12. Съ конца Х в. Овручская земля вошла въ составъ Кіевскаго княжества и не имѣла самостоятелънаго значеній до второй половины XII вѣка, когда она выдѣляется въ особое княженіе, ставь самымъ значительнымъ изъ удѣловъ, на которые раздробилась Кіевекая земля; въ эту эпоху довольно долго правилъ въ Овручѣ безпокойный и предпріимчивый князь Рюрикъ Ростиславичъ.
  13. Dz. szl. owr. 23. Авторъ на источники своихъ свѣдѣній не указываете». Уиомннаніе о пожарь можно найти въ люстраціи 1352 г.
  14. Вѣроятно, еще со времен и Гедымпна Овручская земля вошла въ составъ Лртовско-русскаго княжества. Съ 1362 г. Овручемъ владѣлъ Владиміръ Ольгердовпчъ. Въ 1392 г. Овручъ взятъ Вптонтомъ. Правленіе удѣльныхъ князей лнтовскпхъ смѣняется во второй половині; XV в. управлепіемъ старость, самостоятельность и вліяніе которыхъ на мѣстныя дѣла сильно возрастаетъ, особенно со второй половині.! XVI в.
  15. Арх. Юго-Зап. Рос. ѴП II, 21/Люстраторы ни слова не говорять о нрошломъ замка, неизвѣстномъ, вТ.роятно, и пмъ самп.чъ; задачей люстраторовъ является пзслѣдованіе состоннія замка въ моментъ ревизін, да при томъ еще съ точки зрѣнія матеріальныхъ условій существованія и пригодности „ку оброне места“.
  16. Люстрація 1552 г,; помѣщена въ арх. Юго-Зап. Рос. ІѴ/І, 2і/,9 Иоелѣдуюіція люстраціи: 1570 г. помѣщена въ Zr. dz. XX, “I,,: 1616 г.— тамъ же V ,э/в0 и въ арх. Юго-Зап. Рос. VII/1, 28,І2вв: 1622 г.—у Ва]. і Lip. II, 540 (содержаніе); 1629 г.—въ арх. Юго-Зап. Рос. ѴІІ/ІІ, 413: 1765 г.— Ваі. і Lip. тамъ же; 1789 г.—тоже (содержаніе). Важнѣйшая изъ нихъ относится къ 1552 г. ІІослѣдующія люстраціп рисуютъ намт. картину все болыпаго упадка и разрушенія замка, имѣвшаго нѣкогда серьезное военное значеніе.
  17. Конечно, нельзіі набивать, что все написанное но поводу люстраціп 1519 г. основывается на понпманіп текста отрывка, а не нолнаго отчета о ревпзіп.
  18. Къ сожалЪпію, во время экскурсін Городецкаго музея онъ не вызвать должнаго къ себѣ отношенія со стороны экекурсантовъ, впервые лосѣтпвшихл; Овручъ: въ 1901 г. совершенно случайный обстоятельства послужили нрепятствіемъ къ тому, чтобы пополнить этотъ нробѣлл,.
  19. На это обстоятельство указывают и люстраторы 1629 г., находящіе излишнпмъ перечислять строєній, уже подробно описанный при ревизіи 1622 г., отчетомъ о которой пользовался, между прочимъ, и Липинскій при слставленіп статьи объ Овручѣ. номѣіценной во II т. соч. Star. Pol.
  20. Первоначальное его названіе было, конечно, Вручай.
  21. Люстрація 1629 г. указываетъ, что королевскій дворъ находится какъ бы вт. предместье Определить, чѣмъ была тогда занята, местность, прилегающая къ Васильевской церкви съ запада и сТ.веро-запада, довольно трудно, но. все таки, при этомъ надо иметь вт. виду слѣдѵющія обстоятельства: 1) при конкъ земли иодъ фундаменті, поваго сарая и устройстве ямы для клозета вь смежной съ храмомъ усадьбе Ііжикеішча найдены были стонвініе другі, надъ другомъ ист.тіѵншіе гробы съ полуистлевшими скелетами; 2) на площади между казначейством’!, п развалинами храма быль какъ то иыконанъ трут, девушки съ сохранявшейся косой.
  22. Также на высокой гори, стоитъ каменная церковь Василевска, кяжутъ люде старые, була колысь золотоверха, во деи отъ непамятныхъ литъ нѳпріятелми огнемъ спалена и совсимъ зопсована и розбита*, сообщаетъ намъ люстрація 1519 г.
  23. Напр.. Арх 10. вал. Рос. IjVl. «*•„.; IV1, ”|«*. ІЦУ, І|1Ѵ, 116* 3)
  24. Третья деревянная церковь, сооруженная среди развалинъ древняго храма, существовало до 1789 г. Теодор. 1, 291 Авторъ ссылается на Волынск. Губ. ВЪд. за 1854 г., J’e 17.
  25. Третій корабль и составляютъ апсиды.
  26. Суживая иросвЪтъ до 9 вертковъ.
  27. Дуга поверхности такого выступа изъ пяти колснвъ около эрш. 4,5 вершковъ.
  28. Размѣры кирпичей’ приблизительно таковы: толщина отъ 0.75 до 125 верш, длина и ширина отъ 4-до 6 и даже, на закругли ніяхъ.до 8,5 вершковъ.
  29. Краснаго песчаника или кварцита, но никакъ не шифера.
  30. Голосники уцѣлѣвшіе отъ другихь разрушительныхъ вліяній, всѣ почти выломаны искателями денежныхъ кладовъ, туристами и т. д. Судя по найденному обломку, голосники состоять изъ сѣроватой, очень твердой, но пористой массы съ поверхностью, сильно остеклованной при обжі гѣ, и съ третинами подъ совершенно гладкимъ верхнимъ слоемъ стекла.
  31. Уже подъ 1496 г. можно найти въ актахъ упоминаніе о монастыряхъ св. Іоакима и Анны и св Пречистомъ. (Акы Зяп. Рос. I, 164), люстрація 1552 г. сообщаетъ намъ, что церковь св. Косьмы и Даміана была очѳвь вѳтхз; отрывокъ лгостраціи 1519 г. указываетъ, что, кромѣ разрушѳннаго Ваеильевскаго храма, есть въ Овручѣ еще церкви, при чемъ слова слѣдующей за этимъ указаніемъ дефектной фразы могутъ быть легко истолкованы въ томъ. смыслѣ, .что иныя ( изъ церквей были тоже въ плохомъ с стояніц.
  32. Иередѣлка произведена въ 1830 г. Въ Успенской церкви много ст\ рыхъ, уніатскихъ иконь; особенно обр.іщаетъ на себя вниманіє икона св. Георгія Победоносца, а также чисто католическія: Mater amabilis и Бесе homo.
  33. Арх. Юго-Зап. Росс. і/ѴІ, 286.
  34. Арх. Юго-Зап. Гос. ЛѴ, 105
  35. Наар., Арх. Юго Ban. Россіи I VI, и* ««я; IV і. “.«в4 1 IV, 1*>в. Г. Теодоровичъ выражаѳтъ почему то относительно Спасскаго монастыря столь мало свойственный ему въ другихъ случаяхъ скептициамъ и гоговъ, кажется, признать самое существованіе такого монастыря сомнительным!,.
  36. Вопросъ, отъ кого должна была зависать Васильевская церковь, отъ Спасскаго ли монастыря, или непосредственно огъ Кіевскаго митрополита, служилъ предметомъ спора, рьшеннаго, нако нецъ, въ 1696 г. въ послѣднемъ смыслѣ поиковоромт. Львовскаго митрополичьяго суда. Арх. Юго-Зап Рос. 1ІІѴ, 1×6. До зтого| рѣшенія монастырь иногда называется въ актахъ Спасо-Васильевскимъ. Монастырю, между прочимъ, принадлежала земля, называвшаяся Саащнной и расположенная за Норинекой брамой, внН предѣловъ го рода.
  37. Икона Пресвятой Богородицы, стоящая въ часовнъ, повидимомумѣстнаго иисьма XVI или начата ХѴП в. На ней есть подпись, что икона взята съ иконостаса старой церкви, причемъ надо прибавить, конечно, не каменной, а позднѣйшѳй, деревянной.
  38. По словамъ одного изъ старожиловъ, онъ, будучи еще мальчикомъ, дазилъ на колоколню, стоявшую въ той же усадьбЪ. На планъ 1849 г. но дворв усадьбы доминиканскаго костела обозначенъ крестъ; ио словамъ настоятеля костела тамъ, т. е. на площадкѣ передъ входомъ, лежитъ каменная плита съ надписью, изъ которой можно разобрать лишь хронологическтю дату, а именно 1640 годъ. Къ сожалѣнію, это обстоятельство осталось пока непровѣрѳннымъ.
  39. Архивъ Юго-БаиРоссіи. JjlV, 121
  40. Тѳодоровичъ Ист.—стат. оиисаніѳ церквей и т. д. і, 310.

Поділитися в соц.мережах

Share to Google Plus
Share to LiveJournal
This entry was posted in Історичні пам'ятки, Історія міста, Матеріали з історії, Статті and tagged , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *