О ПРОИЗВОДСТВЕ И ДАТИРОВКЕ ОВРУЧСКИХ ПРЯСЛИЦ | Р. Л. РОЗЕНФЕЛЬДТ

Иследовательская статья советского археолога Ростислава Леонидовича Розенфельдта. Материал опубликованный в журнале «Советская археология», который  издавался институтом археологии АН СССР. Выходил с 1957, является преемником одноимённых сборников, издававшихся в 1936—59 (в. 1—30). «Советская археология» публикует материалы о важнейших открытиях советских археологов, знакомит с археологическими работами за рубежом. 

Пряслица из розового и фиолетового овручского шифера — одна из наиболее распространенных категорий находок в культурном слое поселений (времени Киевской Руси. Довольно часто находят их при погребениях и в составе кладов. Они встречаются не только на территории Киевской Руси, но и в Швеции, Польше, мордовских и муромских могильниках, в Волжской Болгарии, Крыму и Хазарии.
Производство этих пряслиц, как отмечалось исследователями, из-за средоточия сырья в одном месте было необычайно концентрированным территориально, что позволило изготовлявшим их ремесленникам выработать единую технику1. Она была «проста  и легко восстанавливается на основании многочисленных остатков -производства, найденных в окрестностях Овруча, равно как и при просмотре больших серий готовой продукции.

Слоистый шифер раскалывался на плоские плитки, из которых вырезались близкие к квадратам заготовки пряслиц. Далее эту квадратную плитку зажимали плоской стороной кверху в гнезде, по-видимому, с помощью деревянных клинышков. Само изделие вытачивалось с помощью специального сверла оригинальной конструкции, форма которого нами ниже реконструируется. Сверло (рис. 1) состояло из прямоугольного в сечении рабочей части стержня с режущими гранями на нижнем заостренном конце, которым высверливался внутренний канал пряслица. Специальными острыми крыльями сверла (рис. 1, 1) обрабатывалась наружная поверхность пряслица и одновременно ими же оно отрезалось от заготовки. Если внутренний канал пряслица просверливался сразу, то крылья сверла прорезали заготовку сначала только на половину толщины плитки. Затем эта плитка извлекалась из зажима п переворачивалась. То же сверло вставлялось в изготовленный канал пряслица, и крылья его вытачивали вторую половину поверхности пряслица и отделяли его окончательно от заготовки. Хранящиеся в Московском и Киевском исторических музеях остатки производства шиферных пряслиц (испорченные заготовки и обрезанные куски плиток) подтверждают правильность реконструируемой нами техники изготовления пряслиц. Угол наклона крыла, обрезающего наружную поверхность пряслица, к сверлу у одних и тех же пряслиц всегда одинаков, что cвидетельствует в пользу предположения о том, что обе операции — сверление внутреннего канала и обработка наружной поверхности — проводились одним инструментом. В пользу этого говорит и наличие в коллекциях шиферных пряслиц усеченно-биконической формы, у которых ребро проходит не на середине высоты пряслица. В этом случае мастер прорезал плитку с одной стороны меньше, чем половина толщины плитки-заготовки, а с другой — больше половины.

Рис. 1. Реконструкция сверла с крыльями для вытачивания пряслиц
I — рукоять сверла; 2 — тетива лучкового привода; 3 — крылья сверла с прямой ре-жущей гранью, 4 — заготовка пряслица в зажиме; 5 — клинья; в — гнездо для заго¬товки; 7 — сверло, у которого режущая поверхность крыльев вогнутая; В — 9 — типы пряслиц, вытачиваемых сверлом с вогнутыми гранями крыльев; ю — тип пряслица, вытачиваемого сверлом с пря-мыми режущими гранями крыльев

Сверло приводилось в действие распространенным тогда лучковым приводом (рис. 1, 2) и удерживалось в руке при помощи рукоятки, в которую входил круглый в сечении верхний конец его. Не исключено, что для того, чтобы сверло не выпадало из рукоятки, оно имело нечто вроде кольцевого выступа или канавки, за которую заходил зацеп, прикрепленный к рукоятки. Если у крыльев сверла были прямые режущие грани, то таким инструментом изготовлялись пряслица усеченно-бикониче-ской формы (рис. 1, 3, 10). Если же крылья имели вогнутую режущую поверхность (рис. 1, 7), то таким сверлом выпиливались пряслица шаровидно-упрощенные и бочонковидные (рис. 1,8.9).

При использовании такого инструмента совершенно естественно, что из более толстых плиток шифера ОДНИМ II тем же сверлом изготовлялись пряслица с меньшим диаметром верхнего и нижнего оснований, чем из плитки меньшей толщины. Максимальный диаметр пряслица на середине его высоты и внутренний канал пряслиц, изготовленных одним инструментом, были примерно одинаковыми, чем достигалась стандартность изделий. Выточенные таким сверлом пряслица почти не требовали дополнительной обработки, кроме подшлифовки верхнего и нижнего оснований. Впоследствии II этот процесс отпал при применении сверл с режущими крыльями угловатого профиля. В пользу их применения на заключительных этапах прясличного производства говорят находки изделий с верхним и нижним основаниями, слегка скошенными к центральному каналу. На поверхности этих оснований — следы концентрически расположенных царапин. Для изготовлення крупных пряслиц, естественно, требовался и более грубый и потому легче изготовлявшийся инструмент описанного нами типа. С другой стороны, расход сырья на изготовление пряслиц был более значительным.

Общая датировка шиферных пряслиц давно установлена исследователями. Начало этого производства относится к концу X в., разрушение мастерских связано с татарским нашествием2. Правда, сравнительно недавно было (высказамо предположение о том, что производство пряслиц в Овруче возникло в гораздо более раннее время, но такое допущение требует более убедительной аргументации, чем приведенная, и оно пока не пользуется широким признанием 3.
Изучением серий овручеких шиферных пряслиц из разновременных памятников удалось отметить интересную их особенность, которая позволяет, как нам кажется, сузить даты отдельных их групп4. Ранние пряслица, как оказалось, имеют более крупный диаметр внутреннего канала по сравнению с пряслицами более позднего времени. Нам представляется, что это явление объясняется совершенствованием инструмента и постоянным стремлением мастеров (что отмечается и в других производствах, например керамическом) изготовлять из определенной массы сырья большее количество изделий. Наиболее трудоемким процессом в лрясличном производстве, как нам кажется, было не изготовление пряслиц из заготовок, а изготовление самих плиток-заготовок.

Отправным пунктом для подобного рода наблюдений над диаметрами каналов пряслиц явилась коллекция с Екимауцкого городища в Молдавии. На городище отсутствуют слои второй трети XI в., а основная масса находок датируется второй половиной X и первой третью XI в. На этом поселении была найдена серия только крупных шиферных пряслиц, преимущественно бочонко-уплощенной формы, и несколько биконических со средним диаметром внутреннего канала 10,5 мм, причем диаметр внутреннего канала их колебался от 9,5 до 11 мм. Примерно такого же характера были и пряслица с Алчедарского городища. С любезного разрешения Б. А. Колчина мною была промерена коллекция хорошо датированных пряслиц из раскопок в Новгороде в 1952 г. в количестве 100 экземпляров. В результате выяснилось, что пряслица из верхних горизонтов домонгольского слоя Новгорода, как правило, имеют меньший диаметр внутреннего канала, чем те, которые найдены в ярусах X—XI вв.

Полученные результаты дали трафик постепенного убывания диаметра внутреннего канала в зависимости от времени. Однако этот график, отражая тенденцию развития и подтверждая высказанное автором предположение, тем не менее не может служить основой для датировок, ибо пряслица, как это показала проверка и по другим памятникам,— долго-бытующие изделия. В пользу этого говорит и не малое число пряслиц в слоях после татарского нашествия. Поэтому пряслица с крупными диаметрами внутренних каналов хотя и редко, но встречаются в последующих слоях. Можно было бы предположить, что н более позднее время, например в XII и XIII вв., овручские мастера изготовляли пряслица с внутренними каналами большого и малого диаметров. Но это противоречит находкам пряслиц с каналами только малого диаметра на памятниках, которые возникли и существовали в последние десятилетия домонгольского времени, на которых слои X и XI вв. отсутствуют полностью. Средний диаметр внутреннего канала пряслиц на этих поселениях 6—7 мм. Так, на Неждинском городище Московской обл. (раскопки А. Ф. Дубинина), время которого по вещам и керамическим материалам определяется XII и XIII вв., диаметры внутреннего канала шиферных пряслиц колеблются от 5,5 до 7 мм.

Диаметр внутреннего канала пряслиц из раскопок в Московском кремле равняется 6—7 мм. Примерно такой же диаметр внутреннего канала имели и шиферные пряслица, найденные в Московском Зарядье. Отсутствие на перечисленных памятниках пряслиц с внутренними каналами крупного диаметра подтверждает предположение о стандартности продукции овручских мастеров и говорит в пользу того, что в одно время мастера делали пряслица с внутренними каналами одного диаметра.

Это закономерно при производстве пряслиц на широкий рынок. Правда, в более позднее время одновременно с мелкими пряслицами встречаются серии сравнительно крупных изделий со значительным наружным диаметром, которые, по нашему предположению, употреблялись для ссучивания грубых нитей. Диаметр (внутреннего канала у подобных пряслиц такой же, как и у обычных для этого времени маломерных пряслиц.

Крайне интересны в свете настоящей заметки данные о диаметрах внутренних каналов пряслиц, на которых имеются надписи и которые могут ‘быть датированы палеографически. Так, диаметр внутреннего канала шиферного пряслица, найденного в 1958 г. В. И. Зубковым в Борках, 8 мм. Дата его по А. Л. Монгайту — XII век 5. Пряслице с надписью из Требовля имеет диаметр канала 7,2 мм. Л. В. Алексеев датирует его XI-XII вв.6 (но нашему мнению, пряслице должно быть датировано XII в.).
Диаметр внутреннего канала пряслица из Гродно 7 мм. Стратиграфиче
ски оно датируется XII—XIII вв. Палеографически надпись на нем дати
рована Л. В. Алексеевым XIII в.[7]

Диаметр внутреннего канала пряслица с надписью из Друцка 7 мм. Палеографически и стратиграфически Л. В. Алексеев датирует его XIII в.[8] Диаметр внутреннего канала пряслица из Любеча с буквами
 алфавита на нем 8 мм. Б. А. Рыбаков датирует его XI в. Другое пряслице
из Любеча с надписью «Степанида» имеет диаметр внутреннего канала 
7 мм. Б. А. Рыбаков относит его к XIII в. [9]

Сопоставляя результаты изучения Новгородской коллекции с результатами изучения коллекций пряслиц с надписями, а также пряслиц из Екимауцкого, Алчедарского, Неждинского городищ и других коллекций, мы позволим себе предложить, конечно, в предварительном порядке, шкалу диаметров внутреннего канала пряслиц в зависимости от времени изготовления, которая и предлагается для проверки [10]. По нашему мнению, пряслица конца X — первой половины XI в. имеют внутренний капал диаметром от 9,5 до 11 мм. Пряслица второй половины XI —первой половины XII в. имеют (внутренний канал диаметром 8—9 мм, пряслица второй половины XII в. — 7—8 мм. Наконец, пряслица первой половины XIII в. имеют внутренний диаметр 5,5—5,6, может быть 7 мм.

Как будто та же закономерность наблюдается у овручcких пряслиц, найденных за пределами славянских земель. Так, в Малышевском могильнике, последованном А. Ф. Дубыниным, самые поздние погребения которого датируются первой половиной XI в., найдены три пряслица с диаметром внутренних каналов 11 и 9 мм (погр. № 50, 108, 197)[11]. Отмечается, что пряслица из серого шифера местного изготовления, распространенные преимущественно в лесной зоне на славянских памятниках, имеют внутренние каналы того же диаметра, что и овручекие пряслица XIII в. Надо думать, что большинство их относится именно к этому времени.

Предложеыная шкала не является эталоном для датировки бытования каждого пряслица, в особенности если оно найдено на поселении. Она поможет определить только время горизонта культурного слоя, но с учетом всей совокупности других находок. Датировка каждого пряслица по этод шкале даст время его изготовления, время же попадания его в слой может быть другим.

1 Б. А. Рыбаков. Ремесло древней Руси. М., 1947, стр. 188—195.
2 Б. А. Рыбаков. Ук. соч., стр. 194.
3 М. Ю. Брайчевский. Про датування шиферних пряслиць. Археология, IV.
Киев, 1950, стр. 91—98.
4 Р. Л. Розенфельдт. К вопросу о начале Москвы. СА, 4, 1957.
5 А. Л. Монгайт. Рязанская земля. М„ 1960, стр. 156.
6 Л. В. Алексеев. Еще три шиферных пряслица с надписями. СА, 2, 1959,
стр. 242—243.
7 Л. В. Алекесеев. Три пряслица с надписями из Белоруссии. КСИИМК, 57,
1955, стр. 129—130.
8 Л. В. Алексеев. Еще три шиферных пряслица…, стр. 243—244.
9 Б. А. Рыбаков. Раскопки в Любече в 1957 г. КСИИМК. 79, 1960, стр. 33—34.
10 Весьма интересно несовпадение датировок пряслица, найденного в Любече
 Б. А. Рыбаковым в 1957, по диаметру внутреннего канала и по палеографии надпи
си. По диаметру внутреннего канала (6 мм) оно относится к XIII в. Палеографиче
ски и стратиграфически изделие датируется Б. А. Рыбаковым концом XI — началом
XII в. Несовпадение датировок выясняется из надписи: «Иванко создал тебе это, 
единственной дочери». Вполне вероятно, что творец его, не являвшийся овручеким
мастером, сделал для дочерп детскую игрушку.
11 А. Ф. Дубы ннн. Раскопки Малышевского моїильнпка. КСИИМК’, XXVI),
1949, стр. 95.

Поділитися в соц.мережах

Share to Google Plus
Share to LiveJournal
This entry was posted in Історія міста, Матеріали з історії and tagged , , . Bookmark the permalink.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *